Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

весёлый роджер

О себе, любимой

Добро пожаловать на борт!
To whom it may concern.
Это я -- Йо-хо-хо, Кэтик, Катавасия, в миру -- "Екатерина Васильева", в сборниках стихов -- "Катя Сычёва", в прозе -- гибрид той и другой. Дома держу рыбок, хотя люблю собак, да и сама собака-читака: читаю запойно, пишу вдохновенно, рисую дилетантски, перевожу с английского на русский по любви.

Что означают чёрные метки в моём журнале:
йо-хо-хо! -- о себе или для себя
и бутылка рому! -- тема поста вызывает у меня улыбку / кривую ухмылку / сатанинский хохот (к журналу муженька название тэга отношения не имеет)
гром и молния! -- я была возмущена или впечатлена до глубины души
душа корабля -- в постах идёт речь об искусстве или красотах природы
в глубинах прошлого -- а это об истории
as boundless as the sea -- пост имеет прямое отношение к автору цитаты, обожаемому мной Виллу Шекспиру
спасательный круг -- просьба о помощи людям, оказавшимся в беде
летучий голландец -- о чём-нибудь таинственном или печальном, или о снах
маленькая разбойница -- посты о дочке, которые я по-каким-то причинам разместила здесь, а не в "её собственном" журнале
long john silver -- а это о муженьке
муза дальних странствий -- о поездках и путешествиях
свободная стихия -- это только моё творчество; чужое -- под тэгом душа корабля
лимерики -- тоже мои или в соавторстве
there is no frigate like a book -- отзывы о книгах, которые я недавно прочитала

В друзья добавляю тех, чьи посты мне нравится читать. Большинство моих постов открыты, поэтому статус "френда" почти ничего не добавляет, читайте на здоровье все, кому интересно!
now bring me that horizon

Сказ о том, как русский посол шекспироведам помог

В конце 1600 года в Лондон прибыло посольство русского царя Бориса Годунова во главе с Григорием Ивановичем Микулиным. Мелкий провинциальный дворянин, полжизни проведший в военных походах, с Годуновым он был знаком ещё с тех пор, когда в молодости они оба служили телохранителями у царевича Ивана Ивановича (того самого, чьи последние минуты мы с детства знаем по трагичной картине Репина). Когда пришла пора отправлять послов к английской королеве, царь Борис точно знал, на кого может положиться.

Григорий Микулин

(портрет Микулина кисти неизвестного английского художника, 1600-1601 г.,
фото с сайта Государственного исторического музея)

На королеву Елизавету Микулин произвёл очень хорошее впечатление, успешно справился со своей дипломатической миссией, и в мае 1601 года русские послы отправились обратно, увозя с собой нескольких английских мастеров и врачей, нанятых для службы при дворе русского царя. Никто не знал, что на борту своего корабля Микулин тайно вёз ещё одного англичанина – Джорджа Гарланда, который принимал участие в печально известном заговоре Эссекса и мог бы, как и сам граф Эссекс, сложить голову на плахе, если бы его не спас русский посол. Об этой истории нам известно из записок другого англичанина – купца Томаса Смита, который несколькими годами позже побывал в России и навестил Гарланда, жившего в селе Шепетское под Ярославлем, неподалёку от поместья своего спасителя.

Сам же Микулин, конечно, о своём дерзком поступке ничего не писал. Зато писал о многом другом: о нравах английского двора, протестанстких церковных службах, рыцарских турнирах. А ещё он сделал бесценный подарок шекспироведам, ведь именно благодаря его «статейному списку», иначе говоря, посольскому отчёту, удалось установить дату премьеры шекспировской комедии «Двенадцатая ночь».

То, что комедия сочинялась к придворным торжествам по случаю праздника Крещения, было ясно из её названия: двенадцатая ночь святок. Но какого года? Лишь в середине ХХ века исследователь Лесли Хотсон смог назвать год премьеры – благодаря тому, что ему в руки попался отчёт Микулина. Да-да, именно в этом документе упомянуто придворное представление в честь высокого итальянского гостя, «земли Флоренской удельного князя Верджена Аурсинова» – то есть, Вирджинио Орсини, флорентийского герцога Браччиано, – которое состоялось в «крещеньев день» 1601 года, после пира и танцев. В двенадцатую ночь святок перед герцогом по фамилии Орсини играли пьесу «Двенадцатая ночь» о герцоге Орсино, и, может быть, мир никогда бы об этом так и не узнал, если бы не русский посол Григорий Микулин.

Ницца

Подарок детям от ребёнка

Имя английского короля Эдуарда Шестого известно всем, кто в детстве не мог оторваться от романа Марка Твена «Принц и нищий». Взойдя на трон в девятилетнем возрасте, этот мальчик не дожил нескольких месяцев до своего шестнадцатилетия. Какие из королевских решений принимал он сам, а что вершили за него регенты, мы можем только догадываться. Но мне хочется верить, что деяние, о котором пойдёт речь ниже, он предпринял сам.

.

Edward VI

Collapse )

Ницца

Две Корделии

В конце 1605 года на северном берегу Темзы, в лондонском районе Криплгейт, на свет появились две тёзки, две Корделии.

Одна из них родилась в семье вышивальщика Вильяма Тейлера. У него уже было два сына: старшего назвали Вильямом в честь отца, младший носил не менее обычное английское имя Джордж. Почему же для новорождённой дочери Тейлеры выбрали такое нестандартное имя? Возможно, дело было в её тёзке, которая появилась на свет в доме по соседству.

Совсем рядом, на углу Сильвер-стрит и Маггл-стрит стоял дом французских беженцев Монжуа, которых в Лондоне называли на английский манер Маунтджоями (после страшной Варфоломеевской ночи в Англию хлынули толпы гугенотов, спасавших свои жизни). Семья Монжуа-Маунтджоев занималась изготовлением дамских головных уборов, а для дополнительного дохода сдавала комнаты квартирантам. Одним из них был актёр и драматург труппы его величества, некий Вильям Шекспир. В то время, о котором идёт речь, он как раз работал над своей новой пьесой "Король Лир", которая будет поставлена в 1606 году и опубликована в 1608.
.
_89374371_agas

Шекспировская трагедия основана на нескольких источниках, среди которых историческая хроника из трёхтомника под редакцией Рафаэля Холиншеда и анонимная пьеса о короле Лейре. В первой добрая младшая дочь короля носит имя Кордейла, во второй — Корделла.

Именно этот вариант имени — "Корделла" либо "Кордел" — был наиболее распространён в Англии того времени. Но Шекспир назвал свою героиню Корделией, а его сосед тогда же дал это имя своей маленькой дочке. Возможно, Тейлер был вхож в дом Монжуа-Маунтджоев (и как сосед, и как поставщик вышитых деталей для головных уборов), и однажды решил спросить совета, как назвать новорождённую дочь. И, может быть, этот совет дал ему их квартирант...

А потом в Лондон вернулась чума. Умерла квартирная хозяйка Шекспира, мадам Монжуа. Умер вышивальщик Тейлер и оба его сына, Вильям и Джордж.

Но маленькая Корделия Тейлер — выжила.
горящий корабль

Speak what we feel...

Прочитав около тридцати лет назад "Короля Лира" (в переводе Пастернака) и посмотрев несколькими годами позже фильм Козинцева (по тому же переводу), решила, что больше никогда, никогда не буду ни читать, ни смотреть, не хочу снова тонуть в этом беспросветном отчаянии.
А сегодня читала одну статью (в ней отрывки приводились в переводе Щепкиной-Куперник), и среди прочего там говорилось об отличиях между текстом кварто 1608 года и более поздним текстом Первого Фолио, приводились примеры того, как Шекспир со временем переработал пьесу. Одно из отличий -- в том, кто из персонажей произносит заключительную реплику (сама реплика не меняется). Мне стало интересно, кто её произносит в моём "кирпиче" (оказалось, Эдгар, как в фолио), но дело не в этом: то, что я там увидела, меня поразило. Две строчки, настолько созвучные тому, о чём я всё чаще думаю в последнее время, как будто мне нарочно решили их показать:
.
The weight of this sad time we must obey;
Speak what we feel, not what we ought to say.
.
В том отрывке из перевода Щепкиной-Куперник этого и близко нет! Нашла в сети ещё четыре разных перевода, включая Пастернака, -- там тоже нет, ни в одном, а у Кузмина и вовсе прямо противоположное! А ведь это (даже безотносительно того морального выбора, из-за которого эти строчки оказались столь близки лично мне) и в самом деле необычайно важно. Вся трагедия строится на том, что всё, всё начало рушиться после того, как две дочери сказали то, что дОлжно, а третья ответила искренне, но для отца "ought to" оказалось дороже, чем "feel". И эти строчки -- именно они помогают рассеять этот беспросветный мрак: случившегося кошмара уже не изменить и не исправить, но, оглядываясь назад, мы увидели, где и из-за чего возникла точка невозврата, и поняли, что у нас ещё есть надежда не ступить на тот же путь к пропасти.
Значит, буду-таки перечитывать, на этот раз, конечно, оригинал. Теперь уже хочу. Кто знает, что ещё там найдётся из потерянного в переводе?
весёлый роджер

Розенкранц и Гильденстерн живее всех живых!

В 1586 году датская делегация, возглавляемая дипломатом Хенриком Рамелем, прибыла ко двору шотландского короля Джеймса (Иакова) VI, чтобы обсудить вопросы, касающиеся некоторых спорных территорий, а также предстоящего бракосочетания Джеймса с датской принцессой. Путь их пролегал через Англию, где они засвидетельствовали своё почтение королеве Елизавете, и где для их увеселения им предоставили труппу из пяти актёров. Из этих пятерых нам особенно интересны трое: Томас Поуп, Джордж Брайен и Вильям Кемп, поскольку в 1594 году они вместе с Шекспиром, Бёрбеджем, Слаем, Хемингом, Каули и Филлипсом войдут в состав труппы лорда-камергера (которая впоследствии станет труппой короля).

Collapse )
.
Розенкранц и Гильденстерн живее всех живых
now bring me that horizon

Век или юноша?

Пришла советоваться.
Месяца два назад я перевела 104-й сонет: https://uo-xo-xo.livejournal.com/127737.html?view=401145#t401145
С заключительным двустишием билась долго, всю голову сломала, наконец пришла к пониманию и перевела.

И вот попалась мне на глаза статья Игоря Шайтанова, в которой он довольно любопытно интерпретирует это двустишие. Он читает "thou age unbred" не как "ты, век нерождённый", а как "ты, без возраста рождённый", т.е. адресат заключительного двустишия тот же, что и у трёх катренов.
И, поскольку в Прекрасные Юноши он, как и я, прочит графа Саутгемптона, то даёт очень изящное объяснение этой головоломной строчке о том, что "красота лета умерла прежде, чем ты родился": наш мальчик родился в октябре, после того как красота лета умерла в буквальном смысле слова, и, поскольку традиционно с рождением ассоциируется весна, то, родившись осенью, он как бы стал неподвластен естественному ходу времени, потому и рождён без возраста.

В общем, теперь я над этим думаю.
Что меня смущает: местоимения там разные. В катренах "you", а здесь "thou", что наводит на мысль о разных адресатах, и тогда всё-таки век нерождённый, будущий век.
Но, с другой стороны, сборник сонетов-то, судя по всему, пиратский, какой-нибудь наборщик мог опечататься, а автор был не при делах и гранки не вычитывал (похоже, Шекспир сам вычитывал только две поэмы, которые печатал у своего земляка Ричарда Филда, и там комар носа не подточит, всё остальное содержит и опечатки, и неточности). Поэтому не исключено, что в рукописи в этом сонете противоречия не было, а на печати появилось, кто знает...

В общем, к чему я веду. Я, разумеется, вдохновилась этой изящной интерпретацией и немедленно накалякала вариант перевода заключительного двустишия:

Или рождён без возраста был ты,
Когда не стало лета красоты?

Но меня по-прежнему терзают смутные сомнения. Поэтому прошу поделиться вашими соображениями, дорогие друзья. Как по-вашему, это век нерождённый, который не увидит красоты лета, потому что она осталась в веке прошедшем, -- или же это юноша, рождённый без возраста после того как умерла красота лета?
Век или юноша?

Poll #2102007 Век, которому не достанется красоты, или юноша без возраста?

Век или юноша?

Век
0(0.0%)
Юноша
1(100.0%)
now bring me that horizon

Про кубики )))

Жил однажды на свете человек, у которого, как видно, была одна, но пламенная страсть: кубики. Звали его сэр Хью Плат. Именно он в 1594 году придумал алфавитные кубики, а в 1602 — бульонные (правда, ещё не сухие, а желейные).
alph blocks
Ницца

Hark, Hark! The Lark (For Shakespeare's "Cymbeline")

Когда у шекспировской труппы "Слуги короля" появилась вторая сценическая площадка -- театр "Блэкфрайерз", пьесы Шекспира изменились. "Глобус" был театром под открытым небом и спектакли шли при дневном свете, соответственно, об освещении не надо было задумываться, и продолжительность актов зависела только от воли драматурга. Но "Блэкфрайерз" был помещением, где играть приходилось при искусственном освещении -- при свечах. Свечи прогорают, их нужно менять. Пьесы начинают делиться на акты равной длины и антракты, в которых можно было заняться освещением. Чтобы зрители не скучали во время антрактов, паузы заполняли музыканты. На смену барабанам и трубам, на которых в "Театре" и "Глобусе" играли сами актёры, приходят лютни и флейты в руках нанятых профессиональных музыкантов, и в ремарках к пьесам появляется "нежная музыка". Музыку для спектаклей "Слуг короля" сочинял лютнист Роберт Джонсон. Сохранилось несколько его нотных записей к песням из пьес той эпохи, в том числе эта песня, звучащая в третьем акте "Цимбелина" Вильяма Шекспира. Здесь её исполняет Эмма Кёркби, знакомая многим любителям фестивалей старинной музыки Earlymusic. Итак, добро пожаловать в 1610 год!