Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

весёлый роджер

О себе, любимой

Добро пожаловать на борт!
To whom it may concern.
Это я -- Йо-хо-хо, Кэтик, Катавасия, в миру -- "Екатерина Васильева", в сборниках стихов -- "Катя Сычёва", в прозе -- гибрид той и другой. Дома держу рыбок, хотя люблю собак, да и сама собака-читака: читаю запойно, пишу вдохновенно, рисую дилетантски, перевожу с английского на русский по любви.

Что означают чёрные метки в моём журнале:
йо-хо-хо! -- о себе или для себя
и бутылка рому! -- тема поста вызывает у меня улыбку / кривую ухмылку / сатанинский хохот (к журналу муженька название тэга отношения не имеет, для дорогого супруга у меня припасена метка long john silver)
гром и молния! -- я была возмущена или впечатлена до глубины души
душа корабля -- в постах идёт речь об искусстве или красотах природы
в глубинах прошлого -- а это об истории
as boundless as the sea -- пост имеет прямое отношение к автору цитаты, обожаемому мной Виллу Шекспиру
спасательный круг -- просьба о помощи людям, оказавшимся в беде
летучий голландец -- о чём-нибудь таинственном или печальном, или о снах
маленькая разбойница -- посты о дочке
муза дальних странствий -- о поездках и путешествиях
свободная стихия -- это только моё творчество; чужое -- под тэгом душа корабля
с берега на берег -- мои переводы
лимерики -- тоже мои или в соавторстве
there is no frigate like a book -- отзывы о книгах, которые я недавно прочитала

В друзья добавляю тех, чьи посты мне нравится читать. Большинство моих постов открыты, поэтому статус "френда" почти ничего не добавляет, читайте на здоровье все, кому интересно!
now bring me that horizon

Бюро знакомств для литературных персонажей

"LET ME CONFESS THAT WE TWO MUST BE TWAIN",
или
"NO TASTES SO SIMILAR, NO FEELINGS SO IN UNISON"


Бывает, читаешь какую-нибудь книжку, и думаешь: "Этот персонаж очень похож на героя одной книжки другого автора; жаль, нельзя их подружить!"
Отчего же нельзя? Очень даже можно!
Давайте подберём персонажам Джейн Остин товарищей в пьесах Шекспира (по принципу сходства характеров и поступков)!
Ницца

новый стишок

.
ВОЗВРАЩЕНИЕ

Только старый раб вдруг заплакал, ловя голос твой...
Он ведь нянчил тебя – и узнал, шепнул: «Зевсу хвала!»
Он уже и тогда был дряхлый, полуслепой,
А теперь и вовсе ослеп – и стал зорче орла.

Только старый пёс – шелудивый беззубый плут –
Ткнулся носом, от счастья скуля, тебе руки лизал.
Сколько лет ему? Сколько же лет? Столько псы не живут!
Твой – дожил. Потому что – ждал. Потому что – знал.

Только двое. Они не скажут, не раструбят,
Всё, как ты и хотел, – отчего же соль на щеках?
… Пенелопа глядит на море – мимо тебя,
И тебе об отце рассказывает Телемах.
.
весёлый роджер

ВСЯ ПРАВДА О ШЕКСПИРАХ, или Литературоведы скрывают!!!

Однажды собрались в уютном кафе трое: муж мой Алексей Васильев, его когдатошняя однокурсница Светлана Старкова, ну и я к ним в компанию.

Слово за слово, зашла речь о... Ну, всем всё ясно: коль скоро там была я, то понятно, о ком зашла речь. И тогда Света поведала нам Великую Тайну: оказывается, Шекспиров было... двое!

Как известно, все, кто замешан в Великих Тайнах, из кожи вон лезут, лишь бы только раскидать повсюду побольше подсказок, чтобы каждый встречный и поперечный смог в два счёта эту Великую Тайну раскрыть. Не стали нарушать традицию и наши Шекспиры. Каждый-не-каждый встречный, но одна Родственница-или-Знакомая Светы смогла проникнуть в их Великую Тайну, заметив, что одни издания называют автором У. Шекспира, а другие — В. Шекспира. Кто другой повёлся бы на байку о транскрипции и транслитерации, но не такова была наша проницательная девушка: она всерьёз решила, что это были два совершенно разных Шекспира.

И вот, когда Света рассказала нам об этом революционном открытии, всё начало вставать на свои места, и совместными усилиями мы раскололи этот орешек!

Шекспиров и в самом деле было двое, и, разумеется, они были близнецами, прямо как в их пьесах! И их действительно звали У. Шекспир и В. Шекспир — то есть, Угрюмый Шекспир и Весёлый Шекспир. У. писал трагедии, а В. — комедии. Обычно каждый сочинял своё, но однажды В. сел писать превесёлую комедию "Ромео и Джульетта", но тут то ли у него живот прихватило, то ли он вспомнил, что забыл выключить утюг, да только пришлось ему отлучиться. А мимо как раз проходил У. И дальше всё было, как во всем известном мультфильме "Трое из Простоквашино". Теперь-то все критики восхищаются: ах, как мастерски сделан переход от романтической комедии к кровавой трагедии, да всё внутри одной-единственой сцены, только что было ха-ха, и вдруг раз — и уже ой-ой! Иными словами, только что было "Я живу хорошо, просто замечательно", и вдруг раз — и уже "лапы ломит и хвост отваливается"...

А если кто-то сомневается в том, что всё это святая истина, то вот вам доказательство: обнаруженный Светланой портрет братьев-близнецов У. Шекспира и В. Шекспира. Шах и мат, литературоведы!

У. и В. Шекспиры

.

весёлый роджер

Восстановление лица рукописи по черепу печатного текста

В 1728 году коллекционер Джон Мюррей преподнёс в дар графу Оксфордскому Эдварду Харли старинную рукопись из своего собрания. Это была неизвестная пьеса рубежа шестнадцатого и семнадцатого веков, написанная шестью разными почерками, а героем её был царедворец времён Генриха Восьмого – сэр Томас Мор.
.
St Thomas More 2
.
Граф переплёл пьесу вместе с ещё одной рукописью, а умирая, завещал Британскому музею. В середине девятнадцатого века пьеса была опубликована, и вот в 1871 году писатель и исследователь Ричард Симпсон, читая её, дошёл до одной сцены и вдруг понял, что читает... Шекспира! – что это его стиль, его образность, его слова.
.
wink 1
.
С того дня рукопись начали изучать особенно тщательно и продолжают изучать по сей день.Collapse )
весёлый роджер

In honest, civil, godly company...

.
Надо полагать, перед нами победители в конкурсе на самое оригинальное название книги о Шекспире! :))
.
хорошая компания
.
А если серьёзно, то каждая из этих книг написана на свою тему и, что самое интересное, у каждой её название как нельзя лучше эту тему отражает!
.
Collapse )

Вот так-то, компания компании рознь, но в каждом случае это очень хорошая компания!
Ницца

Thou shouldst print more...

.
В конце шестнадцатого века один паренёк из Стратфорда-на-Эйвоне перебрался в Лондон, чтобы навсегда связать свою жизнь с литературой...

Нет, это был не тот, о ком все сразу подумали. Но к тому самому – этот – имел самое непосредственное отношение.

Ричард Филд родился в семье дубильщика, был на два с половиной года старше Вильяма Шекспира, жил на соседней улице и, скорее всего, ходил с ним в одну школу. Между их отцами, судя по сохранившимся документам, отношения были как деловые, так и личные, поэтому и сыновья наверняка приятельствовали с детства, задолго до того, как снова встретиться в Лондоне.
.
Collapse )

Именно в издательстве своего земляка и друга детства Шекспир и выпустил в 1593 году первую книгу – поэму «Венера и Адонис».
.
Collapse )

Но не только за публикацию своих поэм Шекспир мог благодарить Филда.Collapse )

Иными словами, добрая половина расширенного шекспировского канона написана на основе книг, вышедших из типографии его земляка Ричарда Филда. Неизвестно, как Шекспир отблагодарил своего приятеля в жизни, но «пасхалку» в одной пьесе он для него припас.

В пьесе «Цимбелин» переодетая мальчиком Имогена находит обезглавленное тело и, узнав одежду, оплакивает своего, как она думает, погибшего мужа. Кай Луций спрашивает «мальчика-слугу», по ком тот плачет, и Имогена отвечает, что по своему дорогому хозяину. И когда её спрашивают, как того звали, она придумывает этому прекрасному человеку прекрасное имя: Richard du Champ. А в переводе с французского на английский – Richard Field.
.
Richard Field's ancor
.
now bring me that horizon

Солнце моё, взгляни на меня...

Продолжаю читать интереснейшую книгу "Lighting the Shakespearean Stage" (я уже писала о ней в связи с масляными лампами).
Теперь дело дошло до анализа естественного освещения. Грейвз приводит массу любопытной информации: когда в какие дни начинало смеркаться, как была освещена сцена открытого амфитеатра в зависимости от её ориентации, и как эта освещённость менялась в разное время года и в разные часы, как сочеталось естественное и искусственное освещение в театре закрытом, и т.д. Среди прочего выдвигает свою версию того, почему в открытых театрах ложи для знати располагались в таком, казалось бы, неудобном месте: непосредственно по сторонам от сцены. В качестве причин обычно называют две: во-первых, желание не столько на других посмотреть, сколько себя показать (ну, за этим знать и во времена Пушкина продолжала ходить в театры, так что вполне правдоподобно), во-вторых, возможность максимально отчётливо слышать текст пьесы. К этим причинам Грейвз добавляет ещё одну. На основе расчётов и собственных наблюдений он показывает, что с большинства зрительских мест в поле зрения попадает светлое небо, поэтому закрытая навесом сцена кажется темнее, а контраст между светлыми и затенёнными областями может вызывать некоторый дискомфорт. В то же время, с мест для знати (фото справа) небо в окоём не попадает, поэтому оттуда удобнее не только слушать, но и смотреть.
.
natural lighting
горящий корабль

О, пожелтевшие листы...

more 01

С тех пор, как в середине восемнадцатого века с подачи актёра Дэвида Гаррика по всей Англии, а потом и за её пределами пошла волна «бардопоклонства», все читатели и почитатели Шекспира мечтали о том, что когда-нибудь где-нибудь будут найдены рукописи его произведений.

И вот в конце восемнадцатого века молодой человек по имени Вильям-Генри Айрленд, сын известного и уважаемого коллекционера, взбудоражил всю Англию известием о том, что ему удалось обнаружить несколько деловых документов, написанных рукой Шекспира, а также его переписку с женой, коллегами, покровителем и самой королевой. А потом – рукописи «Короля Лира» и «Гамлета»! И – настоящее сокровище! – рукопись неизвестной исторической пьесы Шекспира «Вортигерн и Ровена». Стоит ли говорить, что все эти бумаги оказались подделками, которые сам он и состряпал?
.
Collapse )
.
И в самом деле, рукописей той эпохи почти не сохранилось – и не только шекспировских, о которых больше всего сожалеют и исследователи, и обыватели. Томас Хейвуд, писавший для конкурирующей труппы лорда-адмирала, сам и в соавторстве сочинил порядка двухсот пьес – рукописей нет. От мегапопулярных – куда там Шекспиру! – Бомонта и Флетчера тоже не осталось ни одной рукописи. От первого профессионального писателя Роберта Грина (который оставил нам самое раннее свидетельство о Шекспире-драматурге) – ни одной рукописи. От Томаса Деккера (придумавшего называть «пиратством» воровство чужих текстов), Джона Вебстера (автора «Герцогини Мальфийской», по кровавости и количеству расчленёнки переплюнувшей шекспировского «Тита Андроника»), Томаса Кида (написавшего популярнейшую в то время «Испанскую трагедию» и, возможно, утраченного пра-«Гамлета», в котором впервые из всех вариантов этой истории появляется призрак отца) и прочих звёзд Раннего Нового времени – ни одной рукописи. От великого Кристофера Марло, помимо свидетельской подписи под чужим завещанием, осталась одна рукописная страничка из «Парижской резни», и та вызывает очень большие подозрения, поскольку обнаружена была Джоном Пейном Кольером, известным своими подделками, а потому велика вероятность, что и эту страничку он «обнаружил» не где-нибудь, а на собственном письменном столе, как до него это делал бесподобный в своей вдохновенной наглости Вильям-Генри Айрленд.
.
Collapse )
.
Короче говоря, 90% всех рукописей той эпохи утрачены.

Это можно было бы объяснить тем, что после английской революции пуритане сровняли с землёй театры, уничтожив заодно и пьесы, которые там лежали (ну а первый «Глобус» и первая «Фортуна» со всем добром погибли и того раньше), а в 1666 году сгорел и весь Лондон, потому ничего и не сохранилось. Но если мы на время забудем о Лондоне и заглянем в Париж, который не горел, и попытаемся найти что-нибудь, написанное рукой Мольера (а театр Пале-Рояль хотя и сгорел, но уже в XIX веке, когда рукописи давно научились ценить и беречь, а стало быть, если бы они существовали на тот момент, то хранились бы не в театре, а в архиве), – что мы найдём? Две долговые расписки. Всё. То есть, это общее место для всей Европы того времени: документы, связанные с имущественными правами, хранили как зеницу ока, а рукописи художественных произведений – нет.

Collapse )
.
.